+7 906-561-57-97
Позвоните по этому номеру в любое время
и Вам ответит трезвый алкоголик

Происхождение Молитвы о Душевном Покое

   В течение многих лет после того, как Молитва о Душевном Покое вошла в плоть и кровь жизни Сообщества, поиски ее настоящего первоисточника и настоящего автора заставляли ломать голову исследователей как в А. А., так и вне Сообщества, и сопровождались дол­гой чередой открытий и разочарований. Пожалуй, проще рассказать, как вот уже полвека назад она появилась в А. А.

 

   В начале 1942 г., пишет Билл У., в книге «А. А. проходит через столетие», некий Джек, член А. А. из Нью-Йорка, обратил внимание на один из некрологов в газете «Нью-Йорк Геральд Трибюн», который выглядел так: «Боже, дай мне разум и Душевный Покой принять то, что я не в силах изменить, Мужество изменить то, что могу, и Мудрость отличить одно от другого».

 

   Все мы, кто в это время находился в одном из наших офисов А. А. на Манхеттене, поразились силе и мудрости, заключенным в словах молитвы. «Никогда не видел, чтобы вся суть А. А. выражалась столь немногими словами», - пишет Билл У. Кто-то предложил отпечатать молитву на маленьких карточках и вкладывать их во все наши посылки с литературой об А. А. Рут Хок, наш первый секретарь из неалкоголиков, связалась с Генри С., работником типографии, чтобы узнать, сколько будет стоить напечатать первую партию. Генри с энтузиазмом ответил, что напечатает пятьсот копий молитвы, и при этом добавил: «Понимаешь, когда я напиваюсь, то становлюсь настоящей скотиной, - пауза, - поэтому, конечно же, эту молитву я напечатаю бесплатно».

 

   «С поразительной скоростью, - пишет Билл У., - «Молитва о Душевном Покое» стала очень широко использоваться - так же, как и две других наших любимых молитвы: «Отче наш» и «Молитва Св. Франциска».

 

   И вот так «случайно» попавшаяся на глаза неизвестная молитва, напечатанная среди некрологов и посвященная неизвестному человеку, стала ежедневной молитвой для тысяч членов А. А. по всему миру.

 

   Долгие годы множество людей безуспешно пытались разгадать тайну происхождения этой молитвы, но всякий раз, когда кому-то казалось, что он напал на след, другой не­замедлительно находил опровержение этому, обнаружив какие-то новые интригующие факты.

 

   Известно, что на авторство претендовал доктор теологии Рейнольд Небур, который в нескольких интервью по разным поводам упоминал, что он написал эту молитву в качестве заключения к проповеди, посвященной живой вере. Но даже он сам говорил: «Возможно, что идея этой молитвы бродит в умах уже многие годы или даже столетия, но я искренне верю, что написал ее сам».

 

   Когда началась Вторая мировая война, эта молитва с разрешения д-ра Небура была отпечатана на маленьких карточках и рас­пространена среди солдат. К тому времени она также была перепечатана Национальным Советом Церквей и, конечно же, Анонимными Алкоголиками.

 

   Д-р Небур оказался прав в своем предположении, что «идея этой молитвы бродит в умах уже давно». «Никто не может сказать с уверенностью, кто первым написал «Молитву о Душевном Покое», - пишет Билл У. - Кто-то считает, что она родилась в Древней Греции, другие думают, что она принадлежит перу безымянного английского поэта; кто-то приписывает авторство американскому морскому офицеру...» Еще считают, что молитва восходит к древним санскритским текстам, Аристотелю, Бл. Августину, Св. Фоме Аквинскому, Спинозе, а один член А. А., просматривая труд Цицерона «Шесть заблуждений человека», обнаружил, что одно из заблуждений - это «стремление беспокоиться о вещах, которые невозможно изменить или исправить».

 

   Но среди трудов вышеупомянутых авторов никто не нашел текста молитвы в ее полном виде. Что действительно прослеживается с древности, как, например, в приведенной цитате из Цицерона, так это присутствие темы принятия, мужества в изменении того, что возможно изменить, и способности дать свершаться своим чередом тому, что не в нашей власти.

 

   Когда чистишь лук, под каждым снятым слоем обнаруживаешь новый - так было и в поисках оригинала молитвы. Например, в июле 1964 г. в редакцию журнала «Грейпвайн» прис­лали вырезку статьи западно-германского корреспондента из парижской газеты «Геральд Трибюн». Он писал: «При переделке одного из заброшенных залов отеля в г. Кобленце на бе­регу Рейна обнаружили пластинку с вырезанными на ней словами: «Боже, дай мне бесстрастие принимать то, что я не в силах изменить, мужество, чтобы изменить то, что я могу изменить, и мудрость различить одно и другое».

 

   Эти слова были подписаны, сообщал корреспондент,  именем  протестантского религиозного деятеля Фрид­риха Этингера (1702 - 1782). Интересно, что табличка висела в зале, где сол­даты и офицеры германской армии проходили обучение «в духе принципов, ко­торые подобает иметь солдату – гражданину де­мократического государства». Занимавшимся этими иссле­дованиями чле­нам А. А. это показалось конкретным свиде­тельством происхождения молитвы. И это убеждение оставалось неизменным в течение 15 лет. Затем, в 1979 г., Бет К. из Центрального бюро обслуживания А. А. получила материал из Берлина от Питера Т. Этот материал перечеркнул уверенность в том, что молитва появилась в 18 веке. Однако, он добавил очень интересные сведения о происхождении пластинки с текстом: «Первая форма молитвы принадлежит Боэтию, римскому философу (480 - 524 г.г.), автору книги «Об утешении философов». С тех пор мысли этой молитвы использовались верующими лю­дьми, которым приходилось пе­реносить много страданий - сначала это были англичане, за­тем прусские пу­ритане, потом протестанты-пие­тисты на юго-западе Гер­мании, потом члены Анонимных Алкоголиков и, уже через них, после Второй мировой войны «западные немцы».

 

   Более того, продолжала Бет, после войны профессор университета на севере Германии, доктор Теодор Вильгельм, начавший воз­рождать духовную жизнь в Западной Германии, позаимствовал эту небольшую молитву у канадских солдат. Он написал книгу, куда без всяких комментариев включил эту молитву. В конце концов текст молитвы стал появляться в самых разнообразных местах: залах офицерских собраний, школах и других. А литературный псевдоним профессора Вильгельма - Фридрих Этингер. По-видимому, он выбрал себе этот псевдоним из уважения к своему германскому предку восемнадцатого века.

 

   Вернемся в 1957 г. Другая сотрудница ЦБО, Анита Р., листая как-то книги в Нью-Йоркском книжном магазине, наткнулась на небольшую красивую карточку, на которой было напечатано: «Всемогущий Боже, Отец наш Небесный, даруй нам смиренномудрие принимать то, что невозможно изменить, мужество изменить то, что должно изменить, и мудрость различать одно и другое». Эта карточка была прислана из книжного магазина в Англии, где ее называли «Главной молитвой», и датировалась 14 веком!

 

   Существуют и другие претензии на авторство этой молитвы, и нет сомнений, что она принесет еще много загадок. Однако, жена Рейнольда Небура была совершенно уверена, что автор молитвы именно ее муж, так как она сама видела, листок бумаги, на котором он собственноручно написал этот текст. Она сообщала, что ее муж (а к тому времени существовало уже много вариантов молитвы) чаще  всего использовал следующую форму: «Боже, одари нас благодатью со сми­ренномудрием принять то, что нельзя изменить, мужество изменить то, что должно изменить, и мудрость отличить одно от другого».

 

   И хотя все, что касается молитвы и ее происхождения, действительно интригующе, противоречиво и даже загадочно, это бледнеет по сравнению с тем, что за пятьдесят лет молитва прочно вошла в сердце и душу движения А. А. Это способ мышления, способ жизни, философия Сообщества. Можно почти поверить в то, что она родилась из опыта Анонимных Алкоголиков.

   Билл У. подчеркнул это, когда много лет назад благодарил за преподнесенную ему в дар табличку со словами молитвы. Он сказал: «В построении А. А. «Молитва о Душевном Покое» явилась краеугольным камнем Сообщества». И еще, говоря о «краеугольных камнях», загадках и «совпадениях» - здание, где сейчас находится Центральное бюро обслуживания А. А., расположено в   районе Сто двадцатой улицы Нью-Йорка, между Риверсайд и Брод­веем (рядом с Объединенной теологической семинарией) на площади, носящей имя Рейнольда Небура!

 

Из бюллетеня А. А. «Бокс 459», N4, авг.-сент. 1992.

Перевод Литературного комитета Московской службы АА